Ловись, рыбка, большая и маленькая!


Ловись, рыбка, большая и маленькая!

В СПК «Ергенинский» на судьбу не жалуются, но былые времена вспоминают с ностальгией.

В прошлом году СПК «Ергенинский» отметил 60-летие. Расцвет предприятия пришелся на конец 80-х – начало 90-х годов, когда завод производил 1,5 тыс. тонн товарной рыбы в год. Сегодня – 500 тонн.

Благодаря программе импортозамещения объемы производства за последние годы незначительно выросли, но вернуться к советским объемам производства кажется недостижимой мечтой. Текущее положение дел председатель СПК «Ергенинский» Виктор Николаевич Дорофеев определяет одним словом: держимся!

Время, назад!

Рабочее место председателя СПК – классический образец кабинета директора 70-х годов. На столе телефон-вертушка, нет ни компьютера, ни прочей оргтехники. В углу кабинета на почетном месте переходящее Красное знамя Совета министров РСФСР, на книжных полках – полное собрание сочинений В.И. Ленина. Сверху над шкафом – муляжи разных рыб, каждая из которых, на беглый взгляд, в живом весе тянет как минимум на пять кило. Виктор Николаевич Дорофеев трудится на предприятии больше 30 лет и привык работать по старинке.

– Все осталось, как при прежнем директоре завода Григории Дмитриевиче Сидорове, заслуженном рыбоводе РСФСР, с которым мне посчастливилось работать. Ничего не стал менять. Хоть и ругают то время, я считаю, оно было созидательным, – рассуждает Виктор Николаевич. – Посмотрите, как грамотно специалисты все продумали! Уровень ВДСК выше наших прудов, и вода к нам поступает самотеком, оттуда в пруд Дубового оврага, благодаря чему развивается инфраструктура села, потом в Сарпинские озера. Но если в советские времена вода была бесплатной, то сейчас за перекачку воды я плачу ВДСК 5-6 млн рублей в год.

В инкубационном цехе оборудование не менялось со времен СССР. Руководит цехом 70-летний Владислав Всеволодович Смолин – заслуженный ихтиолог, уникальный специалист, которого коллеги называют ходячей энциклопедией по рыбоводству. Окончив Астраханский институт рыбного хозяйства, Владислав Всеволодович несколько лет работал в Волгоградском отделении ГОСНИОРХа, в 70-х годах пришел работать на рыбозавод.

Сбыта нет, но мы держимся!

Можно ли вернуться к объемам производства 1989 года? Можно. Производственные мощности предприятия позволяют, но…

В советские времена почти в каждом продуктовом магазине стояли большие емкости с надписью «Живая рыба». Рыбозавод «Ергенинский» отправлял продукцию огромными партиями во все магазины Волгограда. Сейчас реализация – главная проблема рыбоводов.

–  В день мы реализовывали 25-30 тонн рыбы. Вся продукция уходила на ура, – вспоминает Виктор Николаевич. – Сейчас нам звонят из супермаркета и просят 30 кг рыбы. Я что, должен гонять транспорт за 70 км ради 10, 20, 30 кг рыбы и работать себе в убыток? Знаете, почему торговые сети сотрудничают в Ростовом-на-Дону, а не с Волгоградом? Ростовчане везут рыбу за 400 км и продают по цене 80 рублей за кг, потому что Ростовская область компенсирует рыбоводческим предприятиям 40% транспортных расходов. А я, находясь в 70 км, не могу предложить рыбу ниже 100 рублей за кг, потому что все транспортные расходы оплачиваю сам. За все время работы никаких дотаций мы не получили. С сетями вообще работать сложно. К примеру, по договору я должен в день поставлять 15 кг белого амура. Но ведь рыба – это не килограмм гвоздей и не мешок зерна. Это живой продукт. Сегодня выловили 15 кг, а завтра 10 кг. Нам говорят: везите обратно, по договору вы должны 15 кг. По-человечески договориться пока не получается. Но мы надеемся.

СПК «Ергенинский» реализует свою продукцию в трех торговых точках – в селе Большие Чапурники, Красноармейском и Кировском районах Волгограда и на ярмарках. Остальное забирают перекупщики.

От икринки до прилавка

Два года нужно на то, чтобы вырастить из икринки товарную рыбу. В СПК «Ергенинский» выращивают карпа, сазана, белого амура, толстолобика. В инкубационном цехе от самок и самцов сцеживают молоки и икру, перемешивают в тазах. Оплодотворенную икру помещают в препарат «Вейса» для инкубации, в котором имитируется естественная природная среда, необходимая для развития личинки. Часть личинок идет на продажу, часть высаживается в мальковые пруды, где доращивается до размеров сегалеток (мальков). Через 12 дней подросшая молодь вылавливается. Часть реализуется как рыбопосадочный материал, часть отправляется на доращивание в выростные пруды. Перезимовавший сеголеток, так называемый «годовик», весом 20-30 г весной реализуется или идет на зарыбление нагульных прудов, где вырастает до товарных размеров.

И все-таки повод для оптимизма есть: от государственных и частных структур начали поступать заявки на зарыбление Волги и водоемов. В 2016 году было продано 6 тонн рыбопосадочного материала, в этом году есть заявки на 15 тонн. В коллективе надеются, что и с реализацией товарной рыбы при поддержке региона со временем все наладится.

Ирина Шестакова

PR

Выбор редакции