Дубовский фермер решил отстаивать право на земельный участок «до конца»

«МК в Волгограде» разбирался в нюансах земельного конфликта в Дубовском районе Волгоградской области.
 
Еще два года назад Израсхан Магомедов купил разрушенную ферму в селе Оленье Дубовского района Волгоградской области. Пока шел процесс оформления, он закупил овец, стал восстанавливать помещения. Но окончательно завершить начатое не удалось. У местных властей на эти земли, как выяснилось, иные планы.
 
Дубовский фермер решил отстаивать право на земельный участок
 
Начали за здравие
 
Молочная ферма бывшего колхоза много лет стояла заброшенной. Последний владелец разорился, и капитальные строения пошли с молотка. Узнав, что в Оленье продается ферма, Израсхан Магомедов, давно мечтавший заняться разведением овец, решил приобрести помещения.
 
 
 
– Всего я купил девять объектов, включая сенник, силосные ямы, дом животновода и три коровника, – рассказывает Магомедов. – На все есть договоры купли-продажи. Но документы о собственности зарегистрировал только на четыре объекта.
 
 
 
Прежде чем купить здания, Магомедов тщательно проверил, кому принадлежит земля, на которой стоит ферма, выяснил, можно ли арендовать прилегающую территорию под пастбища. Собрав необходимые справки, он оформил сделку и параллельно подал заявление в администрацию Дубовского района на предоставление ему в аренду 300 га земли.
 
 
 
– В эту площадь входят участки, на которых стоят мои объекты, а также будущие поля, где я планировал пасти овец, – продолжает фермер. – По правилам, если появляется желающий арендовать государственные земли, а на тот момент данные участки таковыми числились, в районной газете необходимо опубликовать об этом информационное сообщение. Что, собственно, я и сделал.
 
 
 
Как говорит фермер, объявление вышло 6 сентября 2014 года. По закону, если в течение месяца больше претендентов не нашлось бы, то он спокойно заключил бы договор, как единственный желающий. В противном случае должен объявляться аукцион, и уже по его результатам определяется будущий арендатор.
 
 
 
Сюрприз будет
 
 
 
Магомедов, не дожидаясь истечения положенного срока, начал работать на ферме. Закупил 1000 голов овец. Правда, к себе завез только 200. Остальные временно содержались у родственника в Астраханской области. И после решения земельного вопроса животных должны были перевезти в Оленье.
 
 
 
С момента выхода публикации прошел месяц, никто фермера не извещал, что на участок есть и другие претенденты. Поэтому у Магомедова был настоящий шок, когда он узнал в райадминистрации, что существует заявление некоего г-на Каменщикова, который тоже захотел арендовать землю под пастбище.
 
 
 
Дата подачи документа – 6 октября 2014 года, то есть ровно месяц после выхода публикации в дубовской «районке». Как будто человек специально ждал последнего дня для подачи подобного заявления.
 
 
 
– Я поначалу решил найти своего конкурента, чтобы как‑то договориться. Но, к моему удивлению, обнаружилось, что адрес, указанный в заявлении, ненастоящий, а номер телефона написан не полностью, – говорит Магомедов.
 
 
 
Далее по правилам должен был быть объявлен аукцион, но из‑за невозможности найти второго человека он так и не состоялся.
 
 
 
Пока решалась судьба участка в 300 га, Магомедову предложили другой вариант – взять в аренду 75 га. Но ситуация с оформлением повторилась. После публикации о намерениях фермера арендовать землю захотели еще три человека. И снова аукцион провести не смогли. И снова Магомедов остался без пастбища для своих овечек.
 
 
 
– Я хочу только разводить овец. На покупку отары я потратил 5 млн рублей, около 2 млн мне обошлись приобретение и восстановление фермы. Сейчас я терплю убытки более 4 млн рублей в год – это упущенная выгода. За содержание отары в 800 голов в другом месте я расплачиваюсь приплодом, – говорит Магомедов.
 
 
 
Отара или отель?
 
 
 
По словам начальника отдела по управлению муниципальным имуществом, землями и природными ресурсами Дубовского района Елены Калмыковой, все участники спора (то есть те, кто изъявил желание взять землю в аренду) должны были сами инициировать аукцион.
 
 
 
– Согласно Земельному кодексу, действующему на тот момент, если по инициативе заявителя предоставляется земельный участок, то и формирование данного земельного участка осуществляется за счет его средств. До настоящего времени каких‑либо сведений о формировании земельного участка в администрацию района не поступило, – говорит Калмыкова.
 
 
 
И тут же добавляет, что администрация района вообще никакого отношения к данным землям не имеет. Они находятся на территории Оленьевского поселения, и у администрации села есть собственные планы. Эту землю якобы хотят предоставлять многодетным семьям и другим льготникам под индивидуальное строительство жилья.
 
 
 
К разговору о судьбе участка подключился и глава района Александр Ляшенко. В ходе беседы становится понятно, что содействия в решении проблемы от администрации Магомедову не дождаться. Нам объяснили, что фермер не просто так интересуется именно этим земельным участком – он расположен вдоль федеральной трассы Волгоград – Саратов. И, возможно, Магомедов просто хочет построить на нем гостиницу. Да, собственно, и фермер из него так себе, сообщили в администрации.
 
 
 
– Я не против развивать животноводство в районе, – говорит Ляшенко. – Но как пасти овец у трассы?
 
 
 
К тому же, по словам Калмыковой, Магомедов не ухаживает должным образом за своей отарой – не пускает к ним ветеринаров, скотина бродит по деревне без специальных бирок.
 
 
 
Гениальный план
 
 
 
История с включением фермы, владельцем которой впоследствии станет Магомедов, в границы поселения заслуживает отдельного внимания. В январе 2014 года глава Оленьевского поселения Александр Сучков утверждает границы населенного пункта согласно принятому месяцем ранее генеральному плану. Как заявил нам Сучков, он якобы не знал, что в поселение вошли бывшие колхозные земли.
 
 
 
И вошли ли? Ведь когда в сентябре 2014 года с заявлением об аренде участков фермер Магомедов обратился в районную администрацию, тамошние чиновники почему‑то его не отправили в сельское поселение для урегулирования вопроса.
 
 
 
Более того, в начале 2015 года в границах села Оленье снова произошли перемены. В генплан поселения вошли земли сельхозназначения. По словам Магомедова, узнать о том, где проходят новые границы, он долго не мог. Ему просто не предоставляли в администрации такую информацию. И только в этом году он увидел карту, изучив которую, понял, что его ферма входит в границы сельского поселения.
 
 
 
– Впервые официально Магомедов обратился к нам за землей в 2016 году, – говорит Сучков. – Мы ему сказали, что есть Земельный кодекс, где написано, что собственник объекта недвижимости имеет право на приобретение участка без торгов. Для этого нужно предоставить перечень документов, подтверждающих право собственности. Магомедов предоставил четыре свидетельства на объект недвижимости.
 
 
 
По словам чиновника, на остальные документов нет. Он только пишет, что является владельцем силосных ям, сенника и еще чего‑то. Но эти земли – спорная территория. По генплану участок предназначен под жилую застройку для предоставления участков льготным категориям граждан.
 
 
 
У фермера другая позиция – он не верит, что земля, еще в советские годы отведенная для нужд фермы с молниеотводом и соответствующими подземными коммуникациями, может быть предназначена для строительства жилья.
 
 
 
Отсюда возникла версия, что все манипуляции с участком происходят не просто так. Возможно, у кого‑то другого есть планы строить вдоль трассы гостиницу и он лоббирует свои интересы?
 
 
 
Еще одна маленькая деталь. Когда приезжаешь на ферму Магомедова, первое, что бросается в глаза, – ухоженные овцы. На ухе каждой висит аккуратная бирка. Без такого чипования невозможно вести правильный зоотехнический и производственный учет племенного поголовья.
 
 
 
Как‑то не верится в то, что фермер халатно ведет свои дела – возможно, кто‑то просто хочет представить ситуацию именно в таком свете. Не исключено, что и информация о желании фермера построить гостиницу вместо пастбища не соответствует действительности. Иначе бы Магомедов просил землю не в аренду, а в собственность. Да и договаривался бы, скорее всего, иначе…
 
 
 
Прокуратура покажет
 
 
 
В том, что местные власти в этой истории что‑то не договаривают, мы убедились, когда ознакомились с результатом прокурорской проверки. Было выявлено, что генеральный план поселения утвержден с грубейшими нарушениями – начиная от разработки проекта до внесения последних изменений границ. Так, проектом занималась коммерческая фирма, которая получила заказ не через систему госзакупок.
 
 
 
А в приватном разговоре глава поселения намекнул, что при составлении документа большую роль сыграл некий предприниматель, который захотел построить жилой комплекс – дачи, магазины – «для нефтяников». Для этого ему нужно было участок занести в границы села, чтобы он приобрел иной вид назначения. За это бизнесмен якобы пообещал оплатить разработку документа, что, видимо, и было сделано.
 
 
 
Еще прокуратура выяснила: вопреки Земельному кодексу генеральный план, из‑за которого земли сельхозназначения вошли в границы села Оленье, не был согласован с администрацией Волгоградской области. Кроме того, все изменения в главный градостроительный документ поселения должны быть внесены через публичные слушания. Но и эта процедура была нарушена, если верить надзорному органу.
 
 
 
В результате проверки прокуратура Дубовского района вынесла протест и требование отменить «решение Совета депутатов Оленьевского сельского поселения от 13.12.2013 «Об утверждении генерального плана сельского поселения» и «решение Совета депутатов Оленьевского сельского поселения от 25.02.2015 «О внесении изменений и дополнений в Правила землепользования и застройки Оленьевского поселения».
 
 
 
«Буду бороться до конца»
 
 
 
Так что же будет с нашим предпринимателем? Удастся ли ему осуществить свой животноводческий проект? Магомедов очень рассчитывает продолжить начатое дело. Он резонно замечает: в последние два года властями региона много делается для поддержки местных фермеров, развития сельского хозяйства, в том числе животноводческой отрасли.
 
 
 
И это правильно, считает Магомедов – в условиях экономических санкций и импортозамещения АПК может дать хорошую прибыль! Ведь мясом пока обеспечивает область себя далеко не полностью. И многие аграрии, особенно начинающие, обоснованно рассчитывают, что сельский бизнес будет выгоден.
 
 
 
Только с одним но: если власти на местах поверят собственным предпринимателям. Ведь те, собственно, против проверок и взаимных обязательств не возражают. Готовы брать на себя ответственность. Как тот же Магомедов, который утверждает, что будет у него не отель, а отара. Но для этого нужна земля. А, значит, и помощь местной власти.
 
 
 
Вот уже и прокуратура чиновникам дала подсказку – что нужно исправить и как действовать дальше. Сделают ли на местах правильные выводы? Фермер Израсхан Магомедов надеется, что да. Впрочем, отстаивать свои права он готов до последнего и для этого уже обратился к правоохранителям, требуя перестать чинить препятствия сельскому бизнесу.