Волгоградских коррупционеров сравнили с сицилийской мафией

Эксклюзивное интервью прокурора Волгоградской области.
 
Страну последнее время лихорадит от коррупционных скандалов: уже бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева обвиняют в получении взятки в размере двух миллионов долларов, в Кемеровской области арестованы глава Следственного комитета и два вице-губернатора за вымогательство. Есть ли у нас в регионе свои «улюкаевы»? Об этом и коррупции вообще журналист «МК в Волгограде» поговорила с прокурором Волгоградской области Максимом Ершовым.
 
Волгоградских коррупционеров сравнили с сицилийской мафией
Южные взятки
 
– Максим Олегович, вы уже почти год возглавляете прокуратуру Волгоградской области. Изменились ли структурность и уровень коррупции, когда вы только вступили в должность и сейчас?
 
– Знаете, я считаю, что на юге традиционно складывается сложная ситуация с коррупционными проявлениями по сравнению с северными территориями. Причем это характерно не только для России, а вообще для всех стран в мире. Например, никто не слышал про финских или норвежских мафиози, а вот сицилийская мафия всем известна. Так и у нас.
 
— Может, просто у южан тяга к большим деньгам в крови?
 
— Видимо. Могу только сравнить нашу область с Мурманской, где я работал до назначения в Волгоград. Там размер взяток и суммы сокрытия налогов в разы меньше. В Волгоградской области последние исчисляются миллионами руб­лей. В коррупции уличают властные структуры, правоохранительные органы. Последний пример – дело Улюкаева – говорит, что в нашей стране нет неприкасаемых. Независимо от должностей и званий нечистые на руку чиновники обязательно предстанут перед законом.Тем более, что коррупция это не только жкономическое преступление. Ущерб наносится самим устоям государственности, происходит подрыв доверия к власти. А это никакими деньгами не измерить.
 
Дела еще будут
 
– А у нас в Волгограде есть свои «улюкаевы»?
 
– Конечно, сообщить, что в «разработке» находятся высокопоставленные чиновники в Волгограде, я не могу. Тайна следствия, сами понимаете. Скажу одно, что нельзя исключать такую вероятность. Тем более что в регионе уже прецеденты были: бывший министр здравоохранения Павел Крупнов был осужден за получение взятки в размере 17 млн рублей на семь лет колонии строгого режима.
 
– Какова динамика коррупционных преступлений за 2016 год, за последние пять лет?
 
– Статистическая картина такова: за последние пять лет наблюдается снижение количества зарегистрированных преступлений коррупционной направленности. Так, если с 2012‑го по 2014 год выявлялось таких правонарушений более тысячи в год, то в 2015-м показатель снизился до 849 преступлений. За 10 месяцев текущего года зарегистрировано 668 преступлений коррупционной направленности.
 
— Ну, практически победили коррупцию!
 
— Конечно же, нет. Увеличение или снижение количества преступлений отнюдь не показатель улучшения или ухудшения ситуации, поскольку коррупция – явление в большей степени латентное. Ни тот, кто дает взятку, ни тот, кто ее берет, не заинтересованы в том, чтобы «сделка» сорвалась. К тому же в этом году статьи «мелкое взяточничество» и «мелкий коммерческий подкуп» исключены из коррупционных преступлений, что повлияло на статистику. Исключение такое вполне логично: законодатель разделяет коррупционеров серьезного уровня от банальных взяток врачам и полицейским.
 
Где "пилят" бюджет
 
– Какие сферы общества, ведомства наиболее коррумпированы?
 
– Коррупция процветает там, где идет распределение бюджетных средств. Это и сфера закупок для государственных и муниципальных предприятий, здравоохранение, ЖКХ, земельные правоотношения, органы власти. Вспомните Городищенский район. В прошлом году главу района Александра Тарасова задержали за получение взятки в 500 тыс. рублей. Взял он деньги за то, чтобы устроить своего знакомого на должность руководителя местного предприятия ЖКХ. Всего же за преступления коррупционной направленности в этом году привлечено 217 лиц. В их числе чиновники, сотрудники правоохранительных органов, медики и один депутат, представители коммерческих структур и муниципальных предприятий.
 
–  С какими сложностями приходится сталкиваться в ходе расследования коррупционных дел?
 
– Прокуратура с окончательным разделением надзора и следствия, произошедшем в 2011 году, не занимается непосредственным расследованием преступлений. Наши основные функции: надзор за законностью расследования уголовных дел и поддержание государственного обвинения в суде. Самое сложное в выявлении коррупционеров, как я уже говорил, в том, что никто из участников преступления не заинтересован в его раскрытии. К тому же злоумышленники разрабатывают такие хитрые схемы, что удивляешься порой, как можно было придумать такое.
 
— Какие примеры приходят на память?
 
— Дело директора санитарно-эпидемиологической службы, который заключил договоры на отлов бездомных собак с администрациями районов. По правилам после отлова животные должны помещаться на 10 суток перед. Дело директора санитарно-эпидемиологической службы, который заключил договоры на отлов бездомных собак с администрациями районов. По правилам после отлова животные должны помещаться на 10 суток перед усыплением в спецприют, за что нужно платить деньги. Однако руководитель учреждения этого не делал, а после отлова собак сам их сразу уничтожал. Хотя документы предоставлял, что отдавал в приют для усыпления. В результате директор службы мошенническим способом заработал 1 млн рублей.
 
— Правда, что в последнее время люди стали чаще обращаться в правоохранительные органы с заявлениями о вымогательстве?
 
–  Да, это так. И в том числе, багодаря этому, удается раскрывать резонансые преступления. Например, дело Михаила Поддубного – бывшего главы Городищенского района, который мошенническим путем завладел 2,4 га земли в Городище кадастровой стоимостью порядка 10 млн рублей. Потребовалось много усилий, чтобы изобличить его. Суд первой инстанции, кстати, приговорил его к условной мере наказания. Но мы обжаловали приговор, и суд назначил три года реального лишения свободы.
 
Целая "мафия"
 
— А дело бывшего руководителя центра по охране памятников истории и культуры Ларисы Дубиной было ведь возбуждено по результатам прокурорской проверки?
 
— Да. На проведении фиктивных раскопок Дубина заработала 21 млн рублей. За это суд приговорил ее к пяти годам тюрьмы. Было еще громкое дело бывшего начальника отдела капитального ремонта ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный аграрный университет» Александра Боженков ва, который осужден на 7 лет лишения свободы с 15‑миллионным штрафом за взятку, полученную от подрядчика за беспрепятственную приемку строительных работ. Из недавних громких событий – задержание заместителя начальника управления судебного департамента в Волгоградской области. Он обвиняется в получении взятки в особо крупном размере. И точку в этом деле ставить рано. 
 
— Говорят, чиновник действовал не один?
 
— Да, в управлении была организована целая банда, которая за несколько месяцев на «откатах» при заключении договоров заработала более 400 тыс. рублей. Пока еще идет расследование. Вообще, думаю, что и впереди нас ждут новые интересные уголовные дела.
 
– В нашем разговоре не раз фигурировал Городищенский район. Он продолжает нести пальму первенства по количеству коррупционных преступлений? Какие еще проблемные территории есть в регионе?
 
– Городищенскому району, можно сказать, не повезло быть соседом с областным центром. Все преступления коррупционной направленности здесь связаны, прежде всего, с землей. Она дорогая, люди с криминальным мышлением хотят на этом заработать. Но большая часть подобных преступлений в регионе – 62 % – приходится все‑таки на Волгоград. Да и другие территории не застрахованы. Например, в Камышинском районе недавно глава поселения был задержан по подозрению в получении взятки в размере 1 млн рублей. На особом контроле и Среднеахтубинский район, Волжский.
 
– Есть ли общий рецепт, который поможет победить коррупцию навсегда?
 
– К сожалению, пока есть общество, существует преступность. Считаю, что если не уничтожить коррупцию, то хотя бы снизить ее уровень может только повышение правового сознания и уровня жизни населения.