Законодательным запретом прерывать беременность ситуацию не исправить

Пока государство решает, каким образом снизить число нежелательных беременностей в стране, этим не на бумаге, а на практике занимаются штатные психологи женских консультаций.
 
Запрет абортов в России обсуждают уже не один год. В минувшие выходные споры вокруг этой темы опять накалились. Активисты ряда православных движений вышли на митинг. Протестующие намерены собрать миллион подписей за принятие закона о полном запрете абортов в стране. Чем грозит запрет абортов, а также можно ли вывести эту процедуру из полиса обязательного медицинского страхования – в неоднозначной ситуации попытался разобраться «МК в Волгограде».
 
Мировая тенденция
 
У Алексея и Людмилы Гудковых 11 детей. Все – родные и любимые. К абортам отношение у супругов, сохраняющих старую веру, однозначное – запрещать их, определенно, надо, хотя проблему этим не решить.
 
– Государство не разрешает убивать и насиловать граждан, даже мучить животных – за это полагается суровое наказание, так чем же неродившиеся младенцы хуже собачек?! – озвучивает позицию глава семьи Алексей.
 
Личные обстоятельства не могут служить показанием. Если так рассуждать, полагает многодетный отец, оправдать можно и грабителей – они идут на кражи ведь не просто так. Да и у насильников, вероятно, личная жизнь не складывается.
 
– Отношение церкви к абортам, безусловно, неприемлемое. По религиозным представлениям, которые разделяют все авраамические религии (к ним относятся христианство, ислам, иудаизм. – Прим. автора), человеческая жизнь появляется в момент зачатия, – считает протоиерей Олег Кириченко.
 
Такой позиции сегодня придерживаются, к примеру, на Филиппинах. Право на жизнь здесь распространяется с момента зачатия. Строгие законы о защите прав нерожденных детей приняты в Ирландии и на Мальте. Последняя – единственная страна в ЕС, где аборты полностью запрещены.
 
В Польше, где аборты запрещены с 1993 года и законодательство в отношении прерывания беременности и так является одним из самых строгих в Европе (исключение – беременность в результате изнасилования или инцеста, высокая вероятность пороков плода или угроза жизни матери), недавно прозвучало аналогичное предложение. Что вызвало волну протестов со стороны населения.
 
– Тема абортов вызывает споры даже среди людей верующих, – рассказала моя подруга, живущая в Польше. – Например, какое заболевание считать показанием для прерывания беременности, там значится в том числе и синдром Дауна.
 
Предложение поняли не так
 
В России аборты пока не запрещены и по своему желанию женщина может прервать беременность до 12 недель. Процедура проводится бесплатно – по полису ОМС.
 
С инициативой вывести эту услугу из госмедгарантий выступили патриарх Кирилл вместе с верховным муфтием Талганом Таджуддином и главным раввином России Берлом Лазаром.
 
– Никто не говорит о запрете абортов, как это муссирует пресса, – поясняет Олег Кириченко. – Об этом не может быть и речи. Представители церкви выступают за то, чтобы не было возможности без специальных показаний производить аборты по полисам.
 
Подобный опыт есть, например, в Австрии и Чехии, где услуги по прерыванию беременности выведены из государственной системы здравоохранения.
 
Однако в Минздраве эту инициативу не поддержали. По словам Вероники Скворцовой, это может привести к переходу абортов в тень, особенно это опасно для несовершеннолетних.
 
– Наша задача, чтобы введение каких-то ограничений не приводило к увеличению материнской и младенческой смертности, к увеличению числа криминальных абортов, – заявила она.
 
Эксперты предлагают не забывать опыт советского прошлого. Когда с 1936 по 1955 год действовал подобный запрет. Тогда материнская смертность превышала 300 на 100 тыс. родившихся живыми. Сейчас эти цифры менее 10 на 100 тыс. родившихся живыми.
 
Согласно официальной статистике, в последние пять лет количество официальных прерываний беременности снижается. В 2015 году по всей стране зарегистрировано 848 тыс. абортов, тогда как в 2013-м превышало 1,5 млн.
 
– Сможет ли запрет заставить женщину без денег и работы вынудить оставить и родить нежеланного ребенка – вопрос спорный, – полагает психолог Наталья Смирнова. – А если все же не заставит? Не захочет такая женщина рожать, что тогда? Какой у нее выбор? Воровать деньги на платную услугу? Идти на аборт подпольный? Вот и получается, что самая незащищенная часть нашего общества становится в такие моменты еще более незащищенной и брошенной один на один со своими проблемами.
 
– Инициатива исключить процедуру аборта из полиса обязательного медицинского страхования не урегулирует рождаемость малоимущих слоев населения, которые в условиях экономического кризиса пойдут по подпольному пути избавления от беременности, а также приведет к росту числа отказов от детей, – считает юрист Элина Щукина. – Если говорить о том, насколько принятие подобных поправок законно, то если такой законопроект будет одобрен, а закон будет подписан Президентом РФ, он будет считаться легальным.
 
Проблемы на всю жизнь
 
В то время, когда наука развита настолько, что позволяет наблюдать, как малыш развивается в животе мамы, абсурдно говорить, что аборт – не убийство, высказывают мнение многие женщины.
 
– Руки, ноги, голова – на экране видно все. Если это не человек, то кто тогда? И где критерий – 12 недель не человек, а в 13 уже да? А если врач или мать плохо высчитали срок? – говорит молодая мама Анна Бичинска. – Понимаю родителей, которые не хотят воспитывать больного ребенка, но не понимаю тех, кто хочет его убить. Знаю случаи, когда мамы еще до родов находили приемные семьи для еще не родившихся детей – такое тоже возможно.
 
Исследования подтверждают, что около 80% отказываются от аборта, увидев ребенка на мониторе УЗИ. «Опыт тех стран, где введена визуализация прослушивания сердцебиения ребенка, находящегося в утробе, свидетельствует о том, что эта мера способна повлиять на решение будущей матери избавиться от ребенка», – считает зампред комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Елена Мизулина.
 
– Аборты – бич нашего общества, – констатирует заведующая женской консультацией родильного дома № 2 Ирина Остапенко. – Несмотря на усилия общественности, врачей, они остаются главенствующей мерой контрацепции населения. Мое отношение к ним крайне негативно. Ведь в 100% случаев аборт ведет к хроническому воспалению эндометрия.
 
А это прямой путь к невынашиванию, к неразвивающейся беременности и преждевременным родам, отмечает специалист. Кроме того, это огромный стресс для всего организма женщины. В период беременности идет гормональная и иммунная перестройка. Когда женщина совершает аборт, происходит резкий сброс гормонов. Ломается весь организм, и в первую очередь страдает нервная система.
 
Женщин, которые решились на аборт, замечает Остапенко, отговорить довольно трудно. Если женщина решила сделать, она его сделает. Поэтому главное не запрещать, а просвещать начиная с подросткового возраста о контрацепции.
 
– Медицинские показания для прерывания беременности сейчас очень строгие, – говорит Ирина Остапенко. – Например, единственная почка и пиелонефрит – это прямое показание для аборта. Но выбор в любом случае остается за самой женщиной, и сегодня рожают даже больные онкологией.
 
Спонтанное решение
 
Сегодня для решившихся на аборт действуют строгие алгоритмы. Их регулирует ФЗ-323 «Об основах охраны здоровья граждан РФ». Так, женщине, пришедшей за направлением на аборт, предоставляют 2–7 суток (в зависимости от срока беременности) на размышление. Это так называемая «неделя тишины». В это время она должна обдумать свое решение, ведь бывают ситуации, когда оно принимается спонтанно. Обязательна беседа и с акушером-гинекологом.
 
– Кроме того, у нас работает штатный специалист по предабортному консультированию, – рассказала Остапенко. – За полгода мы смогли сохранить 8 беременностей.
 
Предабортное консультирование проходят все, но открыть душу удается единицам. Среди причин, которые послужили причиной аборта, волгоградские пациентки называют материальные трудности, жилищные проблемы, семейные конфликты, шаткое положение на работе и наличие 3–4 детей.
 
– В момент принятия решения женщина думает не о себе, а о тех проблемах, которые на нее навалятся, – отмечает психолог женской консультации родильного дома № 2 Мария Панченко. – Мы стараемся, чтобы они приняли осознанное решение, даем понять, что аборт материальных проблем не решит, а ребенок подарит счастье и любовь.
 
Одна из пациенток решила сохранить беременность и сегодня счастлива, что специалисты подсказали ей правильный путь.
 
Уполномоченный по правам ребенка Анна Кузнецова также высказалась о том, что стоит развивать меры поддержки женщинам, чтобы ни одна мать не захотела сделать аборт.
 
Такую помощь волгоградские женщины получают уже сегодня.
 
– У нас действует соглашение с центром социального обслуживания населения Центрального района, – говорит Ирина Остапенко. – Они помогают тем, кто малообеспечен, предоставляя, например, новые коляски и кроватки на время рождения малыша, помогают с ремонтом. Так что отчаиваться не стоит, было бы желание, а помощь придет.
 
То, что нужно решать не проблему абортов, а возникновения нежелательных беременностей, считают и психологи.
 
– В большинстве семей тема секса в детско-родительских отношениях под запретом. И большинство родителей, даже если бы хотели, не знают, как поговорить со своим подростком на эту непростую тему, – констатирует Остапенко. – А дети, в свою очередь, боятся спросить. А если незапланированная беременность случилась – боятся признаться родителям. Одна моя подруга умерла в 16 лет от потери крови, пытаясь избавиться от ребенка втайне от матери.
 
Укрепление семьи
 
Возможно, урегулировать отношения отцов и детей как раз и призвана еще одна инициатива. Министерство юстиции предложило запретить вступление в брак в 16–17 лет без разрешения родителей. Это будет способствовать укреплению традиционных семейных ценностей и повышению роли семьи.
 
– Я бы призвал молодых ребят поостеречься от ранних беременностей, – призывает Олег Кириченко. – Конечно, запреты – это тоже неправильно, – продолжает священнослужитель. – Молодые ребята находятся в том возрасте, когда родители не столь авторитетны, и такое предложение – хоть какая-то мера, которая призвана их воздержать. Я ее поддерживаю.
 
Напомним, сегодня вступать в брак можно с 16 лет при наличии уважительных причин. Решение выдают органы местного самоуправления. В случае принятия поправок свое согласие должны будут предоставить и родители несовершеннолетних.
 
Зачастую раннее вступление в брак связано как раз с беременностью. При отсутствии же согласия родителей высок шанс несовершеннолетней остаться без мужа, что, в свою очередь, будет способствовать увеличению числа матерей-одиночек и рожденных не в браке детей и вряд ли укрепит семью.
 
– Поправки в ст. 13 Семейного кодекса устанавливают запрет на брак в случае отсутствия разрешения родителей обеих сторон либо органов опеки и попечительства при их отсутствии, однако механизм подтверждения родительского согласия на практике не указан, – говорит юрист Элина Щукина.
 
При этом последние изменения, внесенные в настоящие поправки, учитывают такие обстоятельства, как невозможность установления местонахождения родителя, лишение его родительских прав, признание его недееспособным, а также случаи уклонения родителя от воспитания и содержания ребенка без уважительных причин. Во всех описанных ситуациях учет мнения родителя не обязателен.
 
– Получается, с одной стороны, родители, несущие ответственность за своих чад в рамках гражданского законодательства, имеют право решающего голоса, с другой стороны – просматривается тенденция на расширение вмешательства государства в такую интимную сферу, как брак.
 
Однозначного ответа, ограничивать или нет аборты, среди экспертов нет. А пока государство решает, каким образом снизить число нежелательных беременностей в стране, этим не на бумаге, а на практике занимаются штатные психологи женских консультаций. И сокращенное число абортов только в отдельно взятом учреждении – явное тому подтверждение.