Медсестра из Волгограда в Чечне расплакалась только однажды

Ирина Кузьмина доказала, что женщина хоть и считается слабой от природы, способна преодолеть любые трудности.
 
Профессия по наследству
 
Женщина любит похлопотать у плиты, а по вечерам вяжет. По хозяйству маме помогает двенадцатилетняя дочь. Но далеко не всегда обстановка вокруг была настолько умиротворенной… Будучи медсестрой, Ирина Владимировна и сегодня каждый день сталкивается с болью, которую не всегда можно назвать чужой.
 
– Если честно, хотела быть врачом, но по аттестату не дотянула. И тогда решила пойти по стопам тети и прабабушки, которые всю жизнь проработали медицинскими сестрами и посвятили себя благородному делу лечения и помощи людям, – признается волгоградка.
 
Сразу после колледжа 19-летняя Ирина устроилась в травматологию, потом в только открывшийся на юге города следственный изолятор.
 
– Родители отговаривали, но это было бесполезно. Если уж я что решила – пойду до конца!
 
С этим девизом волгоградка добралась и до горячей точки.
 
Бесстрашная медсестра
 
Поначалу Ирина устроилась в медбат на Красных казармах.
 
– И так я влилась в этот военный коллектив, так у меня душа прикипела, что возникло желание пойти служить в медчасть. Пошла в военкомат, написала заявление и поехала в Чечню. Я именно туда и хотела – в горячую точку. Хоть и было мне на тот момент 22 года, а может, именно поэтому я не боялась.
 
Девушку командировали в станицу Шелковскую. Это было неспокойное место – в 90-е годы здесь часто совершались преступления против русскоязычного населения.
 
– Нас посадили в поезд и повезли. Доехали до Минеральных Вод, потом до Моздока на электричке. И тут начались проблемы. Уже на взлетной полосе подходит ко мне сопровождающий и говорит, что нет моего личного дела: отправляйся-ка, мол, домой, твои все уехали. Я не растерялась, села в другой самолет с девчонками, которые направлялись в Ханкалу, и прямиком до нашего штаба. Уже на месте меня направили в комендатуру города Аргун, назначив санинструктором роты.
 
Слезы по офицеру
 
Службу в Чечне волгоградка проходила в 2002 году, когда еще не утихли отголоски второй кампании. В задачи Ирины входил не только осмотр больных перед отправкой в места боевых столкновений, но и оказание помощи раненым, а также сопровождение больных в госпиталь в Ханкалу. В один из таких рейдов девушка попала под обстрел.
 
– Я везла ребят на осмотр к стоматологу. Ехали в бронированном «Урале». Сначала ничего не поняла: такое ощущение, как будто камнями забрасывают – хулиганит кто-то. Когда сказали, что обстреливают, не испугалась. Но когда снайпер попал в болт брони и он отлетел водителю в лоб – стало страшно. Возле меня дверь оказалась приоткрыта, рядом прогремел взрыв, осколком меня слегка задело. Мы все легли в этом «Урале» штабелями.
 
Впоследствии девушка старалась не показывать своих переживаний, даже когда перевязывала молодых тяжелораненых парней, в бреду отдававших команды сослуживцам. И лишь однажды не смогла сдержать слез.
 
– Его звали Алексеем. Командир роты, офицер, 25 лет. Мы с ним сдружились, часто беседовали. Помню, как-то вызвали нас в медпункт, сказали, раненых привезли. Вышли на улицу – с бронированного «Урала» солдат выносят. Смотрю, командир наш на носилках лежит, и у него полчерепа нет. Невольно я сказала вслух: как же он выживет с такой травмой? А потом сердце защемило, поняла, нет больше Леши…
 
Главное – милосердие
 
Спустя год службы Ирина уехала в родной Волгоград. Сегодня она работает медсестрой в 4-й областной больнице. Ее стаж в медицине 17 лет. Приветливая и ласковая с больными, она старается не принимать все близко к сердцу, но получается далеко не всегда. «Иногда бывает очень жалко человека», – говорит волгоградка.
 
– К каждому пациенту надо найти свой подход, поэтому главное в профессии медсестры не воля или бесстрашие, а милосердие. Пациент – он как ребенок, все чувствует, и для него важна обычная человеческая забота.