Эксперт: «Свой бой путчисты проиграли задолго до его начала»


Эксперт: «Свой бой путчисты проиграли задолго до его начала»

Сегодня волгоградцы вместе со всей Россией вспоминают августовский путч, который изменил ход истории.

В этот день – 19 августа, но 1991 года – в России была совершена попытка государственного переворота.

Ровно 25 лет назад в Москве был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению – ГКЧП, который просуществовал три дня. Тогда все могло пойти по югославскому сценарию и привести к масштабному кровопролитию. Однако этого удалось избежать. Мы напомним, как это было.

Рано утром 19 августа 1991 года дикторы Центрального телевидения мрачно зачитывают обращения советского руководства о введении чрезвычайного положения в стране и создании государственного комитета по чрезвычайному положению – ГКЧП СССР. В обращении поясняется – «Политика реформ зашла в тупик».

По главным трассам Москвы движутся колонны бронетехники – в Москву входят подразделения Кантемировской и Таманской дивизий, дивизии имени Дзержинского. К гражданам России обращаются Ельцин, российский премьер Силаев, и. о. председателя Верховного Совета РСФСР Хасбулатов. Они называют происходящее реакционным переворотом и призывают к всеобщей забастовке.

У российской резиденции – Белого дома на Краснопресненской набережной – собирается несколько тысяч человек и танки – их экипажи перешли на сторону Ельцина. Известные кадры обошли весь мир: Ельцин зачитывает постановление Верховного совета, используя БТР в качестве трибуны. Солдаты демонстрантам явно сочувствовали, у сторонников демократии появилась надежда. Путчисты поначалу и вовсе не собирались штурмовать здание Верховного совета, но как только оно стало центром сопротивления, тут же был разработан детальный план его захвата.

К Белому дому стянули войска – 15 тысяч человек, – танки, бронетранспортеры, спецназ, КГБ и МВД. Если бы эти силы пришли в движение, практически безоружных защитников Верховного совета смели бы в считанные минуты, но приказ о штурме так и не прозвучал.

Единственные жертвы путча – трое москвичей, пытавшиеся остановить колонну бронетехники и погибшие под колесами БМП. Позже это признали трагической случайностью. Армия явно не хотела стрелять в народ.

Через два дня войска вышли из столицы. Заговор провалился.

Между тем противостояние президента Бориса Ельцина и парламента до сих пор вызывает множество споров у историков и экспертов. Как только не называли конфликт – «октябрьский путч», «расстрел Белого дома» и «Ельцинский переворот». Были ли шансы у СССР выжить в той ситуации августа 1991 года с теми политиками и с той общественной психологией?

– Путч был совершен с целью не допустить подписания Союзного договора, – говорит волгоградский политолог Сергей Панкратов. – Поэтому, на мой взгляд, шанс у СССР был. Республики, пусть и не все, могли войти в новую федерацию суверенных государств.  Путч нельзя считать революцией в полном смысле, поскольку в революции участвуют большие массы населения. В данном случае народ не поддержал ГКЧП, поэтому революцией это событие назвать нельзя.

– Свой бой путчисты проиграли задолго до его начала, – считает волгоградский политолог Евгений Калинин. – Они не поняли, что в то время как народ уже бредил свободой и демократией, нельзя вот так просто выйти в телеэфир и объявить о том, что пора все и всех вернуть в прежнюю колею, опустить железный занавес. Конечно, ни Ельцин, ни тем более Горбачев не были серьезной помехой для Янаева и силовиков, но, чтобы вернуть себе власть, путчистам необходимо было объявить войну своему народу, намотать на гусеницы танков тысячи мирных людей – защитников Белого дома. К этому они, к счастью, оказались не готовыми, поэтому 25 лет назад все обошлось малой кровью. Будь у путчистов более решительный лидер, мы бы сейчас жили в другой стране.

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Выбор редакции