Галина Аликова: «От работы ветслужбы зависит здоровье нации»


Галина Аликова: «От работы ветслужбы зависит здоровье нации»

Специалисты ветеринарной службы ведут постоянную борьбу с болезнями, которые могут представлять опасность для людей.

Ветеринары контролируют качество мяса, молока, яиц и других продуктов животного происхождения. На селе все сельскохозяйственные животные находятся под постоянным наблюдением этого специалиста. Как был прожит уходящий 2013 год, с какими проблемами пришлось столкнуться ветеринарной службе, и как в дальнейшем будет совершенствоваться ветеринария в России? На эти и другие вопросы ответила «Крестьянке» руководитель комитета ветеринарии Волгоградской области Галина Аликова.

Закрыть ворота вирусу

– Галина Анатольевна, 2013 год принес нам несколько сюрпризов. Это и вспышки АЧС, и угроза ящура. Такое впечатление, что вирусы объявили нам войну. Как удалось победить в этой «схватке»?

– Да, в этом году пришлось побороться. На сегодняшний день в Волгоградской области зарегистрировано 18 неблагополучных пунктов по АЧС. Из них 12 – домашние свиньи. Проводился весь комплекс мероприятий, связанных с отчуждением поголовья с личных подворий. По домашним свиньям, сразу оговорюсь, все карантины сняты на территории Волгоградской области, но продолжают действовать ограничительные мероприятия. Два района у нас было полностью подвержены отчуждению свиней – это Алексеевский и Урюпинский.

– А в Нехаевском?

– В Нехаевском районе тоже было отчуждение, но не полное. Сейчас в районе осталось 4,5 тысячи свиней в частном секторе. Кроме того, там есть предприятие третьего компартмента – ООО «Становское», – которое имеет довольно высокий зоосанитарный статус. Предприятие выстояло против натиска вируса. Также по Урюпинскому району. ЗАО «Восьмое марта», предприятие четвертого компартмента, миновала чаша неприятностей, которые приносит АЧС, – все животные живы. Предприятия могли и убой животных проводить, и живых свиней вывозить на мясокомбинаты, как местные, так и за пределы региона. На них ограничения не распространялись.

Расслабляться не приходится – постоянно проводятся мониторинги. Замечу, если раньше АЧС расценивалась как экзотическая для Российской Федерации болезнь, то сейчас, по признанным Международным эпизоотическим бюро стандартам, АЧС расценивается уже как эндемическая. То есть постоянно присутствующая на территории страны. По оценке Россельхознадзора, прямой экономический ущерб от АЧС – это изъятие животных, затраты на карантинные мероприятия – составил более трех миллиардов рублей.

– По «карману» Волгоградской области это тоже ударило?

– В прошлом году у нас было отчуждено 18 700 голов свиней и затрачено на компенсацию 114 миллионов бюджетных рублей. В этом году – порядка 14 тысяч голов. Выплаты составили около 63 миллионов рублей из бюджета. Причем выплаты проходили дифференцировано с применением коэффициентов, соответствующих весу животного. Поросенок, например, выходил по цене 2-2,5 тысячи рублей. Так что в этом году удалось снять накал страстей среди жителей.

Здесь денег жалеть не надо

– Какие-то программы разрабатываются, чтобы искоренить, вовремя выявить эту болезнь?

– Конечно. Сейчас разработана новая программа по предотвращению заноса и ликвидации вируса АЧС. В прошлом году была программа по поддержке и оснащению ветеринарной службы. Правительство выделило почти 48 миллионов рублей. Эти средства были потрачены на оборудование блокпостов – закуплены вагончики для персонала, так как дежурства велись круглосуточно, шлагбаумы, дезинфекционные средства, спецодежда. Областная ветеринарная лаборатория получила 20 миллионов рублей на приобретение специального оборудования, благодаря которому мы можем сейчас проводить постоянные многотысячные мониторинговые исследования. Исследования проводятся на молекулярном уровне, мы находим генетический материал вируса. Этот аппарат для выделения ДНК дает возможность отработать до 50 проб в течение часа. Кроме того, был приобретен люминесцентный микроскоп и уже сейчас ведется монтаж приточно-вытяжной вентиляции – дело-то с вирусом имеем.

Как я уже сказала, в будущем году мы будем работать по новой программе уже в тандеме с минсельхозом. Министерство выделяет 20 миллионов на разведение альтернативного животноводства. В итоге владельцы личных подсобных хозяйств получат средства на разведение кроликов, КРС, овец, даже пчел. Все, кто заинтересовался этим предложением минсельхоза области, воспользовался им, получили по 10,5 тысячи рублей. Хотелось бы, чтобы жители области поняли, что натиск вируса АЧС могут выдержать только предприятия с высоким уровнем защиты. ЛПХ – это открытые ворота для АЧС.

Профилактика – это спасение

– О том, что такое ящур в Волгоградской области, можно сказать, забыли?

– Да, это так. Вспышка этого вируса на территории региона в последний раз регистрировалась в 1983 году. Спустя больше 30 лет Волгоградской область оказалась в так называемой буферной зоне. Среди зараженных зон на юге соседние – республики Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкессия, Краснодарский край.

Переболевают животные в тяжелой форме. Это относится к молодняку. У молодняка отход может составлять 60-70 процентов. Заболеванию ящуром наиболее подвержен крупный рогатый скот, козы, свиньи, овцы и другие животные. Серьезная опасность заключается в том, что инфекция передается и человеку. Заражение может произойти при употреблении сырого молока, молочных продуктов, мяса, реже – при непосредственном контакте с больными животными. Наиболее восприимчивы к вирусу дети.

– Согласитесь, Галина Анатольевна, самые страшные ограничительные мероприятия, это нарушение хозяйственных и экономических связей.

– Естественно. При ящуре запрещен вывоз не только животноводческой, но и растениеводческой продукции. Учитывая близость Волгоградской области к очагам распространения ящура, у нас были усилены меры безопасности. В частности, на дорогах пяти районов: Светлоярского, Чернышковского, Котельниковского, Новониколаевского и Ленинского дополнительно установлено 6 охранно-карантинных постов. Все они оборудованы были наливными дезбарьерами. Ветеринары проводили бесплатную вакцинацию против ящура. В личных подворьях было привито более полутора миллионов животных. В связи с угрозой распространения вируса волгоградские специалисты активизировали профилактику. Для этого у нас было все необходимое, в том числе достаточный запас вакцины.

Проблема в другом. Прививки мы делаем постоянно, но вирус каждый раз приходит другой. В этот раз это был Иран-2005. При этом вакцина постоянно меняется. Но тут ничего не поделаешь? Ведь и какой грипп к нам придет – не угадаешь, пока кто-нибудь не заболеет. Так и в ветеринарии.

Таможня даст добро?

– Волгоградская область, как и все субъекты Российской Федерации, вошла в Таможенный союз, который предусматривает, помимо прочего, регламент о безопасности пищевой продукции. В связи с этим с 1 июля 2013 года запрещается подворный убой скота. Как область подготовилась к этим требованиям?

– Готовимся, вот только не так активно, как хотелось бы нам. Это связано еще и с тем, что было сделано маленькое послабление – регламент начнет применяться с 1 мая 2014 года. А кто отвечает за качество пищевых продуктов на территории Волгоградской области? Комитет ветеринарии. Мы вопрос об организации цивилизованных мест убоя скота поднимали еще весной на заседании областной думы. Мы прекрасно понимаем, что организация убойных пунктов – это по большому счету бизнес. На рынке торгуют одни и те же люди, закупкой мяса тоже занимаются одни и те же люди. Но на территории региона не было ни одного убойного пункта. Вопрос: где это все билось? А билось это либо по дворам, либо в лесополосе. В лучшем случае ветврача привозили для экспертизы, а чаще всего даже и не думали приглашать. Сами знаете, что есть места несанкционированной торговли, продают прямо с машины, с ящиков и тому подобное. Нами было принято волевое решение – был принят приказ о запрете на выдачу справок на подворный убой скота. Был большой скандал. Но худо-бедно на сегодня на территории Волгоградской области организовано 90 убойных пунктов. Убой проводится под контролем ветеринарного врача. Подчеркну – врача, не фельдшера. Люди должны понимать, что это и пищевая, и биологическая безопасность. Не зря же говорят, что от того как организована ветслужба страны зависит здоровье людей.

Нужен закон

– Кстати, мы как субъект федерации обязаны соблюдать законы, принятые на ее территории. А областной Закон «О ветеринарии» когда, наконец, примут?

– Мы весь год только и говорим, что закон у нас «на выходе». Но каждый раз что-нибудь да мешает ему выйти. Буквально в середине ноября были последние слушания и вновь проект закона отправлен на доработку. Опять какие-то нестыковки с федеральным законодательством. Вообще нужно вернуться к единой государственной ветеринарной службе. А то разделили на 90 независимых служб. Без единой госветслужбы планы выхода на внешние рынки с нашей животноводческой продукцией могут остаться несбывшимися мечтами. Идет чрезмерное администрирование из-за дублирования и пересечения полномочий. По сути, на регионы и муниципалитеты просто сбрасывали полномочия. Возникала иллюзия, что теперь федеральная власть этим не занимается, а занимается регион. А как регион занимается? Никак не занимается, потому что нет денег. Вот вы сказали, что вирусы объявляют нам войну. Чтобы победить, нужен умный главнокомандующий. Вот единая государственная ветслужба и должна им стать. Надеемся, что в будущем году закон все же будет принят.

Елена Садчикова, «Крестьянская жизнь»

Выбор редакции