Александр Васюков: «Стадион в Волгограде будет лучше казанского»


Александр Васюков: «Стадион в Волгограде будет лучше казанского»

К ЧМ по футболу в Волгограде построят новый стадион на 45 тысяч мест. Проектирует его ФГУП «Спорт-Инжиниринг». Генеральный директор предприятия Александр Васюков рассказал, чем волгоградский стадион будет отличаться от других.

– Сам чемпионат продлится недолго, а волгоградцам потом с этим стадионом жить, – говорит Александр Васюков. – Нам было трудно предложить настолько уникальное решение, но мы с этой задачей справились. Мы учли историческую архитектору, и в то же время стадион будет по-настоящему современным: уникальная вантовая конструкция, самоочищающаяся кровля. Стадион будет пропускать много света и будет полностью адаптирован для инвалидов. При проектировании волгоградской спортивной арены мы изучили зарубежный опыт, однако стадион в Волгограде не будет иметь аналогов в мире.

– На ваш взгляд, строительство стадиона на берегу Волги никак не нарушит экологию региона?

– Точно не повредит, скорее даже улучшит. Проектом предусмотрено благоустройство прилегающей к стадиону территории. Мы уже осмотрели все имеющие рядом зеленые насаждения – мы не собираемся их вырубать. Наоборот, будем дополнительно озеленять территорию, входящую в зону строительства. За нами будет внимательно наблюдать комиссия ФИФА, так как в программе пункт сохранения зеленых насаждений стоит отдельно. Сама стройка также не повредит экологической ситуации в городе, так как мы используем материалы и инструменты, соответствующие «зеленым стандартам».

– Известно, что вы изучали опыт возведения арен в других странах. Можно ли что-то позаимствовать?

– Мы осмотрели все ведущие стадионы мира. При этом учли и плохой, и хороший опыт. Если говорить об общих решениях (трибуны, раздевалки и т. д.), то этот опыт мы можем перенять. В целом же при строительстве в каждой стране учитывают свои особенности климата и менталитета. За последние годы стадионы в городах, похожих на Волгоград или Нижний Новгород, не были спроектированы. Мы будем делать все с нуля. Да, мы будем использовать чужой опыт, но очень аккуратно. Часто зарубежные партнеры берут уже готовые стадионы, меняют им фасады и продают проекты заново. Мы так не работаем. Для вашего города мы придумали свой концепт и нарисовали уникальный генплан. Мы не можем взять чужой слепок и перенести его сюда, тем более что требования ФИФА постоянно меняются. Недавно мы ездили в Казань на Универсиаду и осматривали местный стадион. Могу вас уверить, что ваш стадион будет лучше казанского!

– Если требования ФИФА постоянно меняются, не устареет ли стадион к 2018 году?

– Наш госзаказчик заложил в стоимость контракта 7% на возможные новые требования. По всей видимости, мы будем реализовать эти суммы. При этом, когда мы покупаем у фирм какие-то инженерные элементы, задаем вопрос: какие материалы вы будете применять в 2020 году? Некоторые из них слишком дорогие. В Эмиратах, например, по всему периметру стадионы стоят экраны 4D. Для нас это слишком дорого, но мы все равно будем стараться использовать материалы будущего. Будем ориентироваться на российских производителей или тех, кто ориентирует свою продукцию на Россию, материалы должны быть долговечными. Главная задача – стадион должен работать не менее 50 лет после чемпионата.

– При реализации проекта вы нанимаете субподрядчиков. Чем конкретно при строительстве занимаетесь вы, а чем субподрядчики?

– Поймите: генподрядчик – это не тот, кто раздал отдельные разделы проекта другим фирмам и успокоился. Нельзя создать проект по отдельности и потом собрать как мозаику. Генпроектировщик задает стратегию, направление проектирования и строго руководит этим процессом. При этом себе мы оставили серьезные разделы проекта и самостоятельно будем их выполнять. Это технологии – спортивная, пищевая, медицинская. На себя мы взяли и финансовую сторону дела. Я лично отвечаю за расчетную стоимость стадиона. Получается, что мы самостоятельно контролируем порядка 25-27% . Если касаться денег, то мировая практика показывает, что генпроектировщик оставляет себе примерно четверть суммы на выполнение работ, о которых я уже сказал, плюс затраты на командировки и так далее. У нас нет такого норматива. Мне приходится много ездить по городам, где мы строим стадионы. Но при этом я не имею права вносить сумму билета в план расходов. Деньги на это мы берем из других источников.

– Насколько отличается генподряд на проектирование в нашем городе по сравнению с тремя остальными городами?

– У вас есть несомненный плюс – готовый стадион. То есть для него выделено место, подведены определенные инженерные коммуникации. Но при этом места все-таки не так много, как, например, в Ростове-на-Дону. Там мы строим арену на берегу Дона.

– Как вы оцениваете первые результаты?

– Я никогда не бываю полностью доволен. Бывает, сдал проект и всегда думаешь: вот бы здесь дорисовать, вот тут доделать. Эйфории по поводу сдачи первого этапа проектирования у меня нет, так как все еще будет дорабатываться. Но все-таки я доволен и внешним видом стадиона, и тем, как он вписался в архитектурный облик города.

– Некоторые волгоградцы до сих пор не могут поверить, что игры мундиаля пройдут в нашем городе. Они полагают, что город-герой могут попросту вычеркнуть из списка принимающих игры. Такое возможно?

– Нет. Я хорошо знаю состояние дел по проектированию всех строящихся к чемпионату мира 2018 года стадионов, в том числе в других городах. Дела в Волгограде обстоят наилучшим образом. Речи об исключении городов, принимающих игры мундиаля, не идет, но, поверьте мне, если вдруг возникнет такой вопрос, это точно не коснется Волгограда. В вашем регионе за подготовку к чемпионату мира по футболу-2018 отвечают грамотные и серьезные специалисты. У вас первых был создан специальный комитет, контролирующий ход подготовки к ЧМ. В других городах такого нет, так что причин для скепсиса я не вижу.

Анастасия Талдыкина

Выбор редакции