Карибский кризис вспоминают очевидцы событий

В ночь с 27 на 28 октября в Министерстве юстиции США состоялась встреча двух людей, результат которой не просто коренным образом повлиял на ход мировой истории, но и сохранил жизни тысяч людей в мире, находящемся в шаге от глобальной ядерной войны. Этими людьми были брат президента США Роберт Кеннеди и посол СССР Анатолий Добрынин, а их переговоры ознаменовали завершение событий, вошедших в историю под названием Карибского кризиса. Пообщавшись с младшим Кеннеди, Добрынин поставил перед руководством Советского Союза вопрос необходимости принятия решения о выводе систем вооружения с Кубы в обмен на снятие блокады и обеспечение гарантии ненападения на Кубу. В этот же день Никитой Хрущевым был отдан приказ о демонтаже стартовых площадок ракет Р-12. А ведь еще накануне, 27 октября 1962 года, в день, который впоследствии был назван «черной субботой», исход событий был неизвестен и мог оказаться самым плачевным. В этом году исполняется ровно 50 лет – полвека – с тех самых событий.
Карибский кризис – это не только пример одного из самых напряженных вооруженных противостояний между двумя государствами. С ним непосредственно связан и образец превосходной, четко выверенной, стратегически и тактически продуманной военной операции. А именно такой и была операция «Анадырь» по доставке вооружения на Кубу, проведенная советскими военачальниками. Операция получила это имя по названию реки в Магаданской области. К ней она на самом деле никакого отношения не имела, такой ход был сделан, чтобы ввести в заблуждение противника. Об истинной цели знало лишь ограниченное число участников – члены экипажа судов, отправляющихся к берегам Кубы, и даже их капитаны не знали, куда направляется их груз, и пребывали в полной уверенности, что участвуют в учениях. Чтобы убедить их в этом окончательно, на борт грузились лыжи, полушубки, валенки. Капитаны получили на руки пакет, предназначенный к вскрытию только после выхода в Атлантику. В нем и находился приказ идти на Кубу. Личный же состав оставался в неведении гораздо дольше. В неведении и полностью отрезанный от окружающего мира. Запрещены были любые письма, телеграммы, звонки по телефону. А впереди ждало главное испытание – жизнь в твиндеке –  верхних трюмах, покидать которые для небольших прогулок по палубе разрешалось только ночью, и то небольшими группами. Босфор и Дарданеллы проходили и вовсе с закрытыми трюмами – для маскировки, в это время твиндек напоминал настоящий склеп. В условиях непрерывной морской качки и удушающей жары вставал вопрос о том, способен ли вообще человеческий организм в течение длительного времени переносить такое. Кстати, следует отметить, что американцы, как стало впоследствии известно, проводили похожий эксперимент, чтобы понять, возможна ли в принципе доставка людей на Кубу таким образом. В эксперименте принимало участие одно подразделение морской пехоты. Спустя три дня его пришлось в срочном порядке прервать по требованию медиков – состояние здоровья экипажа резко ухудшилось. Тогда-то и было решено, что скрытно доставить большое количество военных на Кубу – невозможно. Ах как же ошибались американцы…
В операции «Анадырь» принимали участие военнослужащие из разных городов России, в том числе и из Волгограда. Сейчас здесь создана региональная общественная организация воинов-интернационалистов Кубы. Ее председатель – Юрий Григорьевич Лайтаренко – один из тех, кто, придя в армию новобранцем, уже очень скоро испытал и все тяжести путешествия в твиндеке, увидел незнакомую и далекую Кубу и стал непосредственным участником событий полувековой давности.
«Воинскую службу я начал рядовым в воинской части, дислоцированной в украинском городе Лебедине Сумской области. По прибытии в соединение мне стало ясно, что службу буду проходить в ракетном дивизионе полка ракетных войск стратегического назначения. Меня направили в одно из элитных подразделений по тому времени – в отделение подготовки данных взвода управления.

После обычных солдатских будней для нас начались учебные тренировки. Уже к ночи на стартовые площадки были привезены ракеты, боеголовки из рядом расположенной воинской части и подошли заправщики с топливом. После приведения в боевую готовность ракет мы впервые узнали реальные координаты нашего старта и одной из конкретных целей. Расчетные координаты были даны для нанесения прямого удара по Лондону – столице Великобритании. Впервые за время службы ужин нам был доставлен на боевые позиции. Данный факт нас насторожил, поняли, что где-то произошло необычное. В такой напряженной обстановке были на боевом посту до утра следующего дня, после чего дали отбой боевой тревоге.
С этого момента по приказу командования личный состав нашего дивизиона приступил к подготовке планируемого крупномасштабного учения. В ходе подготовки делали ящики для упаковки вооружения и имущества, изучали средства по преодолению последствия морской болезни. Через некоторое время был отдан приказ о смене дислокации: нас направили в порт города Николаева, где у пирса стоял сухогруз «Дивногорск». Началась погрузка техники нашего ракетного дивизиона. Нас возили на погрузочные работы от казарм до порта и обратно на закрытых автомашинах, обеспечивая их секретность. Когда погрузка завершилась, весь личный состав нашего дивизиона был переодет в штатскую форму одежды, и в придачу каждому выдали дополнительно морскую робу. Таким образом, в один час из военнослужащих Советской Армии мы стали работниками сельского хозяйства. В тот момент никто из нас не мог понять, зачем это было сделано и для каких целей. Все было окружено какой-то таинственностью и секретностью. Куда мы направляемся, тоже не знали, пока не вошли в Черное море. Теперь нам сообщили, что наш курс на Босфор и Дарданеллы, которые проходили ночью и в целях соблюдения маскировки с закрытыми трюмами. В это время личный состав нашего дивизиона размещался в твиндеке – это верхние трюмы, где для нас были оборудованы нары. При проходе проливов Босфор и Дарданеллы нас с помощью лебедок дополнительно накрыли металлическими плитами. Таким образом, мы оказались в склепе, в котором испытывали определенные трудности с отсутствием света и достаточного количества свежего воздуха. Постоянно сталкивались с теснотой и неимоверной духотой. При глухо задраенных трюмах до нас доносились отдельные обрывки турецкой речи, свидетельствующие о том, что наш сухогруз подвергается турецкими властями таможенному досмотру. Впоследствии нам стало известно, турецких таможенников «отблагодарили» русским гостеприимством и угощением, по этой причине мы избежали тотальной и тщательной проверки.
На всю жизнь я запомнил стоявшую невыносимую жару в твиндеке. Наступавшая ночь облегчения не приносила, поскольку металл нагревался за день до такой степени, что за ночное время не успевал остывать. Питьевая вода была теплая, от нее нас еще больше мучила жажда. Когда мы оказались возле Азорских островов, весь личный состав был собран на палубе сухогруза, где капитан судна передал вскрытый секретный пакет нашему командованию. После ознакомления с его содержанием всех поставили в известность о том, что сухогруз «Дивногорск» идет курсом на остров Свободы (Куба). Сообщение было воспринято всеобщим ликованием, наконец-то таинственность и секретность нашего похода рассеялись.
В данный момент, когда мы прибыли, в порту, в целях соблюдения маскировки, были погашены огни. Вокруг царила сплошная темнота. Весь личный состав посадили на поданные автомашины и повезли на плато Эсперон, расположенное в районе города Гуанахай, где ранее располагалась небольшая деревенька. Выбранное место для размещения позиций нашего дивизиона было идеальным с военной точки зрения. Здесь нам пришлось провести бессонную ночь в ожидании часа американской агрессии. Помнится мне, уже было 4 часа утра. Нас утомило ожидание неизвестности, и многих уже клонило ко сну, засыпали практически на ходу.
Из утреннего сообщения нам стало известно о том, что наше правительство официально заявило о нахождении на Кубе советских войск, на вооружении которых находятся ракеты стратегического назначения. В нем было сказано, что нанесение удара по острову Свободы будет нами расценено, как удар по Советскому Союзу. Были предупреждены горячие головы и любители силовых решений США о возможных последствиях в случае проведения агрессии на Кубу. После такого заявления противоборствующие стороны пошли на переговоры и Карибский кризис пошел на спад. Победил здравый смысл, и мир был спасен от надвигавшейся ракетно-ядерной войны.
После того как миновала угроза агрессии и мы получили официальное заверение американского правительства о ненападении на остров Свободы, начался демонтаж оборудования и его погрузка обратно на судно. Следует отметить, что погрузка ракет осуществлялась открыто и демонстративно в отличие от их разгрузки и транспортировки к месту дислокации, которые велись в полной скрытности от посторонних глаз.
Таков итог нашей интернациональной миссии. Мир был спасен, и человечество с облегчением могло вздохнуть от политики силового давления».

Похожие записи

Write a comment