Жесткий текст

Начну сразу – без словесных жабо.
Интернет и прогрессивные СМИ так активно вталкивают нам в головы тезисы о тоталитаризме и новом ГУЛАГе, что у меня и множества моих товарищей сформировался вполне конкретный общественный запрос на неосталинизм. Только не надо сразу хвататься за валидол. Выслушайте аргументацию, а уж потом ищите успокоительное. Потому что, надеюсь, оно вам понадобится.
Общественное мнение штука странная и чрезвычайно переменчивая. В силу того, что общество наше, как нам рассказывают, неоднородно – у интерпретаторов вокс попули есть множество приемчиков для того, чтобы рассказать, как на самом деле надо делить бахчи и кому эти бахчи должны принадлежать. Между тем, в суетливом гомоне жрецов от социологии голос настоящего общества, то есть абсолютного большинства населения Российской Федерации, очень часто теряется.
Так было в конце прошлого века. Нам рассказали, что мы сами хотим распустить СССР. Не важно, что референдум показал обратное. Потом нам рассказали, что мы сами хотим расстрелять Верховный Совет. Не важно, что подавляющее большинство населения страны если и думало о расстреле, то никак не парламента, а как раз наоборот – того человека, что отдал приказ о расстреле. Складывается устойчивое впечатление, что люди, два с лишним десятилетия интерпретировавшие наши слова и мысли, твердо уверены в том, что мы ничего не помним. Они вновь рассказывают нам о том, как нам надо жить, чего делать, как и кого любить. И знаете, раньше такая бричка прокатывала с ветерком. Теперь другое время.
Днями прошел очередной «Марш миллионов». Помимо ощутимого падения посещаемости он показал вот еще что. Общество наше действительно неоднородно. Есть шатия-братия, так называемый креативный класс, охочий до острых ощущений, продиктованных сатанинской формулой «Свобода – равенство – братство». И есть люди, действительно желающие перемен. Первых меньше. Но они действительно первые. Они как золотоискатели Дикого запада – застолбили участки народного недовольства и намывают свое золотишко, спуская его после каждого нового митинга в уютных московских салунах. И в общем-то, наверное, ничего страшного в этом, пожалуй, что и нет. Пусть себя бродят. Только вот почему-то эти радетели за мою свободу, с высоких трибун и сцен говорят не то, что нужно мне и миллионам моих сограждан, а то, что нужно им – радужно-голубым хипстерам и творческой, прости Господи, интеллигенции. Они – в мегафоны требуют либертэ – эгалитэ – фратернитэ. Ну что же… Их свободу мы уже видели. Спасибо, больше не надо. Обожрались свободой до заворота кишок. Равенство – вот оно, на блюдечке. Первый удар по нашей промышленности нанесла не приватизация, а выборы директоров заводов и фабрик. И уж потом на раненого льва набросились гиены-реформаторы. Братство? Да вот же они, братья в красных мокасинах, сидят, положив ноги на стол с нашей скатертью-самобранкой!
Хотите знать чего реально хочет народ? Не читайте толкователей. Поглядите на реальное положение вещей. 75% жителей России поддерживают меры по искоренению кумовства в рядах чиновников, две трети согласны с лишением Гудкова депутатского мандата, 80% одобряют закон о защите детей от вредоносной информации. То есть законы и действия, которые креативный класс назвал «репрессивными», поддерживает абсолютное большинство граждан России. Проще говоря, люди действительно хотят репрессий. Потому, что людям нужен порядок.
И знаете что удивительно? Поддерживать, например, бесноватых вандалов можно совершенно открыто и где хочешь. А вот говорить о необходимости наведения порядка мы можем только шепотом и на кухнях. И не потому, что боимся КаГэБэ. А потому, что иначе прогрессивная часть населения назовет тебя сталинистом, а то и в фашизме упрекнут – у нас это запросто. Оракулы общественного мнения так наказали, креативный класс так хочет. Но только вот в чем дело. Я и миллионы моих сограждан не креативный класс. Мы вообще не класс. Мы – мир. Мы – общество. Мы – граждане России. И мы хотим порядка.
Вчера Путин впервые за не помню уже сколько лет отодрал правительство. Персонально досталось трем министрам, а по сути это был первый звонок всему кабинету. И поскольку его жесткий спич на тему «Ничего личного» был показан по всем телеканалам и целый день крутился на государственном радио, вывод напрашивается сам собой. У Президента России реально лопнуло терпение, и он тоже хочет порядка. Он его, строго говоря, давно хочет и направляет наш проржавевший бронепоезд на правильный, в общем, путь. Но все настолько застоялось без движения, так много деталей разворовано, что махина эта едет с очень большим трудом. Так вот надо сделать так, чтобы наш бронепоезд поехал в нормальном темпе – со скоростью «Сапсана» и эффективностью «Града».
Нам так много говорят о реставрации сталинизма, что поневоле захочешь этот самый сталинизм не только отреставрировать, но и претворить в жизнь. Господин Президент, товарищ Верховный Главнокомандующий. Дайте нам новых тухачевских, назовите имена прославленных пламенных воров, наполните лагеря и стройки народного хозяйства не подростками, попавшими под раздачу статьи 282, а настоящими экстремистами, коррупцией и беспределом, убивающими мою Родину. Не бойтесь мнения мирового сообщества – хуже, чем есть, о нас уже не подумают, а нам с ними не только детей не крестить, а не ровен час еще и воевать придется.
Без жесткости, без жестокости страну не собрать. Посмотрите на Сингапур. Это самая счастливая с точки зрения ее жителей страна. Это самое непреклонное с точки зрения действия закона государство. Время показало: потихонечку да полегонечку Россию можно только растащить; для того, чтобы по-настоящему подняться, нужны всеобщая мобилизация и предельная собранность. Большинство… Подавляющее большинство граждан России уже сейчас готовы выступать. Мы готовы к походу за русским счастьем. А кто не с нами – тот против нас.

Похожие записи

Write a comment