Русский

 

В жизни каждого бывают моменты, сродни озарению или, скорее, пробуждению, когда за какие-то доли секунды понимаешь, кто ты и зачем ты. Это обязательно происходит, рано или поздно, но случается, и тогда очень важно не забыть это ощущение, а поймать его и пойти за ним, как за солнечным лучом, пробившимся сквозь тяжелую тьму векового леса, к свету. К осознанию своего пути.

Впервые увидев картины Константина Васильева, я испытал настоящее потрясение. Хотите – верьте, хотите – нет, но я буквально потерял дар речи. Что это было? Я не знал тогда, не знаю и теперь. У искусствоведов для описания подобного эмоционального состояния есть термин «итальянский синдром». О нем говорят, когда глядя на картину, зритель застывает перед ней, а иногда даже теряет сознание под напором необъяснимой энергии. Похожий эффект испытываешь, созерцая работы Константина Васильева. Только этот синдром я называю русским, и никак иначе.

3 сентября исполнилось 70 лет с того момента, как Константин Васильев появился на белый свет. Дата серьезная. Юбилей. Казалось бы, автор более чем 400 картин, на весь мир прославивших русский народ, русский дух, русскую душу, достоин того, чтобы государство, обходившее его вниманием при жизни, воздало ему положенные почести сейчас. Однако – тишина. Телеканалы молчат. Радиостанции молчат. Газеты молчат. Почему? Как такое возможно?

Может быть, потому, что при прямом попустительстве государства мы с вами фактически потеряли большую часть картин Мастера? В 2009 году достоянием общественности стала совершенно дикая история о том, как из музея художника были фактически похищены его работы, а затем сам музей был сожжен. Следствие ведется до сих пор.

Музей, слава Богу, восстановили, часть картин вернули, но все это происходило только благодаря энтузиазму поклонников творчества русского художника. Российская Федерация, к сожалению, никак не защитила творческое наследие одного из самых достойных сынов Отечества. Никак.

Константин Васильев родился в 1942 году в Майкопе. После войны его семья часто переезжала. В один из таких переездов мальчик заболел воспалением легких, и чтобы как-то подбодрить сына, мать купила ему цветные карандаши и блокнот для рисования. Можете себе представить, чего это стоило в условиях послевоенной разрухи? В конечном итоге семья обосновалась в Татарии, в небольшом поселке с символичным названием Васильево. Здесь Костя нарисовал свою первую картину. В день рождения отца он подарил карандашный рисунок – копию знаменитых «Богатырей» Васнецова. С именем Васнецова связан и первый публичный успех юного художника. Услышав, как заведующая жалуется на то, что в ее магазинчике одни голые стены, Костя спустя некоторое время принес ей увеличенную копию «Витязя на распутье». В тот год количество покупателей продмага значительно увеличилось. Работа была настолько хороша, что никто не верил, что автором картины является обыкновенный соседский пацан.

В 1954 году Московская средняя художественная школа при институте имени В.И. Сурикова объявила о приеме на учебу одаренных в области рисования школьников. Костя без труда прошел экзамены. Так начался московский этап его жизни. Так зерно таланта дало всходы. Москва открыла для деревенского мальчишки двери музеев и концертных залов, театров и галерей. Вспоминая о годах учебы в столице, Васильев рассказывал: «Когда я учился в Москве, то, сам не зная почему, часто уходил с уроков, шел в Третьяковскую галерею и оставался там до самого закрытия. У каждой картины мне было хорошо. Это была и прогулка для меня, и лес, и река. Я до сих пор не пойму, не могу объяснить, почему мне это так сильно нравилось. Я долго копил деньги, и первое, что купил в жизни, это огромной величины толстый альбом репродукций картин Третьяковской галереи. Кажется, качество было великолепным».

Недолгий, но бурный роман со златоглавой, однако, не затянулся. Константин уехал сначала в Казань, а после, помыкавшись в поисках работы, вернулся в родное Васильево. Там он и прожил, создавая не только картины, но и музыку, экспериментируя в поисках своего, ни на чей не похожего стиля. В дом к художнику часто приезжали его близкие друзья, которым автор показывал плоды своего творчества. Творчества, которое росло на красоте нашей земли, на сказаниях и песнях, а порой и на ярких личных впечатлениях. Так, однажды, услышав от своего знакомого историю о том, как на берегу Волги он встретился взглядом с большим орлом, Константин спустя некоторое время собрал друзей и показал им картину, которая потрясла зрителей. Это был «Северный орел». Та самая работа, что поразила и меня. Картина, с которой началось мое знакомство с творчеством великого русского художника.

Употребляя оборот «великий русский художник», я никоим образом не копирую высокопарные формальности глянцевых буклетов. Величие Константина Васильева очевидно, а о том, что он русский не просто строчкой в метрике, биографы Васильева написали так: «Начал осознавать себя частицей всего русского. В самом понятии «русский» ему чувствовалась некая сила, сыгравшая, например, колоссальную роль в Великой Отечественной войне. Понятие «русский», «русский дух» приобрели для художника особый смысл. Константин задумал найти и выразить их в своих работах». И ему это удалось.

Смерть Константина Васильева ошеломила почитателей его таланта не меньше его картин. Версий гибели художника было несколько, а следствие, констатировав факт обнаружения в районе железнодорожного полотна трупов Константина и его товарища, тихо угасло. Сегодня, так же тихо, гасят его семидесятилетие. Да, на малой родине, в Татарстане и ряде других городов прошли локальные праздники имени Васильева, но почему так незаслуженно мало? К слову, 70-летие Церетели отмечали не в пример активнее. А тут даже канал «Культура» промолчал…

В формировании нормального, гармонично развитого человека вопросы культурного воспитания, безусловно, созвучны вопросам самоидентификации. Иваны, не помнящие родства, не обязаны знать и помнить творчество выдающихся мастеров Родины. Мы же будем воспитывать наших детей в почитании и уважении тех, кто создавал славу России.

С нами Бог!

Похожие записи

Write a comment